Ноябрь 23, 2020 Автор: Lyiora Откл

Опыт (весенняя сказка) — часть первая…

Звенящий апрель…

Белый Заяц сидел на пригорке и грелся на весеннем солнышке. Неподалёку славно
журчал ручеек, молодая листва улыбалась подсыхающим лужам, важно раздувшимся после утреннего дождя.
Белый Заяц размышлял: он думал о том, как хорошо, что он не сменил свою шубку на серую, не успел ещё — эта такая красивая, прекрасно смотрится на фоне прочих Серых Зайцев, в ней он — подлинная индивидуальность (внешне, по крайней мере). Он думал о свойствах и многообразии качеств белого цвета, о его изначальности в мире света, о том, что даже морковь и капуста — всего лишь цветовые составляющие белого. Он увлёкся и не заметил, притаившуюся на ветвях соседнего дерева пушистую красавицу Коварную Рысь, планирующую возможность быстро пообедать без дополнительных инвестиций в данное предприятие. Она была ещё молода, но являлась уже почти что дипломированным мастером в подобного рода операциях.
Её план был достаточно чётко составлен и готов к приведению в исполнение (благо Белый Заяц отлично просматривался под кустом и быстро исчезнуть не мог «в силу сложившихся обстоятельств»).
В то же самое время Любознательная Муха , отогретая тёплой погодой, радостно кружилась в пропитанном солнцем воздухе в непосредственной близости от эпицентра надвигающихся событий. Душа её пела привольно, не заморачиваясь возможными последствиями вовсе. Внезапно её внимание привлекли кокетливые кисточки на ушах Коварной Рыси. «Какое изящное украшение, — подумала Любознательная Муха, — нужно рассмотреть хорошенько!» С этой мыслью она подлетела к голове Коварной Рыси и начала виться вокруг неё, выписывая элегантные пируэты с быстротой и лёгкостью чемпионки мира по фигурному катанию в воздухе.
И хотя Коварная Рысь, естественно, старалась не обращать своего концентрированного внимания на внезапно возникшую пустую помеху, Любознательная Муха не отставала — ей очень хотелось рассмотреть полностью кисточки на ушах (а заодно и всю Коварную Рысь).
И — досада! — На короткое мгновение Коварная Рысь отвлеклась, рассвирепела на миг, потеряв «состояние созерцания и покоя», «истинных спутников подлинного духа воина и охотника». На какой-то момент замотав головой, она упустила из виду свой будущий обед. Ненадолго совсем!..Белый Заяц был вовсе не глуп (в критических ситуациях, когда опасность и впрямь угрожала его славной шкурке). Вмиг прозрев экзистенциальную суть момента, он в два прыжка скрылся из виду, растворившись в зелени соседнего луга с единственной целью: затаиться, а после — быстрей полинять (можно побыть и не столь индивидуальным внешне до осени, обойдётся дешевле для собственного существования).

Раздосадованная Коварная Рысь скрылась в ветвях. «Ну вот, — подумала она, — как всегда, увлечешься чем-нибудь незначительным, какой-то случайной деталью, и потеряешь существенное (то есть, обед). Важно хранить «состояние», тогда и не будет перебоев с пищей!» Размышляя над этим, она и направилась в чащу, чтоб всё же поесть, сделав вывод.

А Любознательная Муха, совершенно счастливая новым опытом и солнечным днём, продолжала летать над пригорком, исследуя
мир своей жизни. Она просто летела и видела с высоты объятый солнечными лучами луг, весенний и юный, полный возможностей, приключений и будущих опытов своего полёта, долгого и краткого одновременно, до поздней вечерней зари… 

 

Рассудительная Росомаха вот уже час, как грелась на солнышке после сытного рыбного завтрака. Собственно, не то, чтобы откровенно грелась, точнее, она, как всегда, затаилась в кустах, так как афишировать своё местонахождение было не в её правилах. Весеннее же Солнце, напротив, безо всякого стеснения пробиралось в глубь молодой листвы, пронизывая своей улыбкой утренний воздух, основательно прогревая плотную, и без того тёплую шубу Рассудительной Росомахи. Оно и не думало скрывать себя от мира, светить — было естественной формой его существования с момента рождения. Впрочем, они были в неплохих отношениях — Рассудительная Росомаха и Солнышко, как его ласково называли весной.
Желудок Рассудительной Росомахи занимался перевариванием пищи, а мозг строил планы на будущее, то есть на пару они медитировали внутри неё, каждый по-своему.

Внезапно её чуткий слух уловил звук шагов двуногого человека, а именно, знакомого всем здесь уже Восторженного Туриста, шагающего к реке с явным намерением насладиться созерцанием местных красот и «чудес». Он шёл и на ходу вдохновенно слагал оду дикой природе, её материнскому лону — источнику всех живущих существ на Земле. Рассудительная Росомаха была настроена не столь поэтично, но Восторженный Турист не мешал ей, и она спокойно наблюдала из своего укрытия за тем, как он занимается стихотворчеством. Рассудительная Росомаха была сыта, да люди практически никогда и не входили в её рацион («если только сами сильно не нарывались из-за собственной наглости»). 

Солнце ярко светило, и Любознательная Муха продолжала полёт и свои изыскания. Её маленькие крылышки трепетали в воздухе, так же трепетало её маленькое сердечко от весенней погоды и радостного возбуждения, от ощущения движения, пронизывавшего всё её хрупкое тело. С высоты она узрела быстро текущую реку, переливающуюся, как ртуть. Это было так красиво, дух захватывало! Увидела она и Восторженного Туриста на берегу, сосредоточенного и бормочущего что-то про себя. «Камлает, наверно», подумала Любознательная Муха и решила подлететь поближе — ей захотелось примкнуть к шаманскому таинству Восторженного Туриста. «Наверняка его аура наполнена Силой и Благодатью», — предположила она, и ринулась вниз, прямо к вдохновенному лицу предполагаемого шамана. Любознательная Муха была молода и шаманов до сих пор не видала, немудрено, что поэтический экстаз Восторженного Туриста был воспринят ею, как астральное путешествие в иные миры. 

Но, увы! — Её «ученическое рвение» было неверно понято предполагаемым волшебником — поэтический настрой последнего был сбит прозой жизни, и он яростно начал отмахиваться, желая сбить наземь «противное насекомое, мешающее ему воспринять высокое вдохновение, пробуждающееся при единении с дикой природой». Любознательная Муха, правда, не очень поняла его, полагая, что размахивание руками — это часть какого-то ритуала, призванного,   возможно, соединить в гармонии Небо и Землю. Она даже обрадовалась, что может косвенно в нём поучаствовать, выписывая «восьмёрки» вокруг Восторженного Туриста и его пылающего «духовным огнём» (как она полагала) лица.
Рассудительная Росомаха не считала себя ни филантропом, ни мизантропом, однако, вся эта шумная возня на берегу, у самой кромки реки, ей надоела — с её точки зрения, ей самой (да и природе) больше подошла бы сейчас тишина, чтобы можно было и дальше спокойно переваривать пищу и мысли. «Да и рыбу всю распугают, охотиться в речке будет сложнее вечером!» И она слегка пошевелилась, направив частичку энергии в направлении «сражающегося» с Любознательной Мухой Восторженного Туриста.
Чего и было достаточно…
Восторженный Турист как-то мгновенно вдруг осознал, что и вправду он в «дикой природе», в единый момент перестав биться с Любознательной Мухой, он начал отступление по всем правилам туристической науки и техники, вскоре скрывшись в том же самом направлении, откуда пришёл.
А Любознательная Муха сильно огорчилась, что по какой-то причине столь сложный ритуал был прерван на самой высокой ноте… И всё же, она была счастлива, что хотя бы смогла прикоснуться к состоянию единения с Высшими Существами, которых этот «краснолицый шаман» вызывал столь причудливыми движениями рук и губ. С этим новым опытом она и полетела дальше.
Рассудительная Росомаха осталась лежать в кустах. Она лежала и думала, размышляла о том, что важней для удачной охоты: сила и храбрость или ловкость, умение вовремя затаиться и выбрать момент для броска? И то, и другое? «Хммм… А вообще-то, что первично, Луна или Солнце, и кто из них кого за собой тянет, а главное, может лучше помочь во время охоты?»
Последнее рассуждение было важнее всякой отвлеченной философии с точки зрения Рассудительной Росомахи, так как могло стать основой практического полезного опыта в будущем выживании и прокорме…
Тем временем раздосадованный Восторженный Турист возвращался на базу. «Ну и опыт сегодня с утра! Вот уж не повезло!»- думал он, позабыв о красотах природы и даже не глядя по сторонам… У него несомненно имелся стихотворный талант, при этом чувства сильно им управляли, толкаясь порой и мешая рассматривать мир.
А Ласковое Солнышко продолжало прогревать землю, обнимая её своими долгими лучами, в нежных объятьях которых продолжала своё путешествие Любознательная Муха.
Продолжение следует… 

О. Сахарова.